Разделы
      НОВОСТИ          ПРЕСС-РЕЛИЗЫ       ЦЕНЫ        СТАТИСТИКА       СПРАВОЧНИКИ        КАТАЛОГ        ВЫСТАВКИ        ФОРУМ        ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ        ПОИСК     
25.10.2023

В Минпромторге рассказали, разрешат ли в России продажу искусственного мяса

Стоимость растительного мяса вплотную приблизилась к натуральному. Почти треть россиян готова употреблять альтернативные продукты. Но законодательно разрешать продажу выращенного в пробирке мяса в России пока не готовы. Об этом в интервью "Российской газете" рассказал заместитель министра промышленности и торговли Михаил Юрин.

- Назовите наиболее интересные альтерантивные продукты, которые за последний год появились на прилавках. Пользуются ли они спросом? Насколько дороже обычных продуктов они стоят?

Михаил Юрин: Самая популярная и быстрорастущая категория - это продукты из растительного мяса. У нас появились уже и котлеты, и сосиски, и наггетсы, и т.д. По вкусу - не отличить от обычного животного мяса. И цены на него хотя пока и выше, чем на традиционное мясо, но снижаются и уже вплотную к нему приблизились. Распространены протеиновые батончики с различными функциональными добавками, витаминами и аминокислотами. У нас есть такой интересный и полезный продукт, как газировка из молочной сыворотки.

Сыворотка же побочный продукт переработки. Она тоже идет в дело?

Михаил Юрин: С одной стороны, сыворотке, которая является побочным продуктом при производстве сыра, находится применение. С другой стороны, сам продукт получился полезным. На последней выставке Innofood была представлена, например, инновационная разработка наших биотехнологов - функциональные пищевые оболочки для мясопродуктов на основе альгинатных и коллагеновых гелей. Мы производим муку из амаранта - в ней не содержится глютена, но зато в состав входит вещество сквален, которое задерживает процесс старения клеток. Также на выставке можно было попробовать антиоксидантные белковые пребиотические комплексы из капустных крестоцветных, которые нормализуют работу желудочно-кишечного тракта, снижают холестерин, стабилизируют давление, активизируют метаболизм. У нас много инновационных новинок.

А россияне готовы употреблять в пищу такие продукты? Как за последний год изменилось потребление продуктов вроде растительного мяса, заменителей молока и других?

Михаил Юрин: Фундаментальных изменений - чтобы все вдруг стали есть котлеты из растительного мяса - за последний год-два, конечно, не произошло. Мы очень консервативны в своих пищевых привычках. По-прежнему абсолютное большинство (более 90%) населения - приверженцы традиционных продуктов питания.

Но при этом мы отмечаем, что с каждым годом на полках магазинов появляется все больше альтернативных продуктов. Если бы вас еще пять лет назад спросили в кофейне, на каком молоке приготовить капучино, вы бы сильно удивились. А сейчас это абсолютно нормально - предложат множество вариантов. То же самое касается и мяса: раньше мы знали курицу, свинину, говядину, баранину, а сейчас уже во многих ресторанах есть возможность заказать котлету из соевого или горохового белка. Есть мой личный опыт. Моя дочка не может есть продукты с глютеном и куриный белок. И еще пять лет назад мы не могли далеко отъехать от дома, поскольку не получалось обеспечить ей подходящее питание. А сейчас мы можем поехать в любую точку на карте России, потому что уверены, что нужные нам продукты питания мы купим в любом магазине. То же самое с безлактозными продуктами - сейчас они продаются практически везде.

Если два года назад потреблять альтернативную еду были готовы 8-10% населения, то сейчас, по нашим оценкам, это уже около 30%
Так что постепенно эти технологии приходят в нашу жизнь и находят своего потребителя. Если два года назад потреблять альтернативную еду были готовы 8-10% населения, то сейчас, по нашим оценкам, это уже около 30%.

С чем это связано?

Михаил Юрин: Сейчас люди стали смотреть на пищу не только как на источник питательных веществ, но и с точки зрения лечебно-профилактических возможностей. Мы стараемся предупреждать заболевания, в том числе, с помощью питания. Особенно это характерно для молодых людей. Мы стремимся сбалансировать свой рацион по количеству белков, жиров, углеводов, добавлять в него необходимые организму витамины, аминокислоты, чтобы питание было максимально эффективным. А производство таких функциональных добавок находится на стыке традиционных и инновационных технологий. Те же витамины, аминоксилоты получаются с помощью биосинтеза.

- Есть ли планы разрешить продажу искусственного мяса, как это уже сделали в некоторых странах? Когда оно может появиться в наших магазинах?

Михаил Юрин: Технология получения альтернативного мяса у нас в стране есть. Но ключевой вопрос в возможности ее масштабирования, экономической целесообразности массового производства, надежности и безопасности. На данный момент массового применения этих технологий нет нигде. Законодательно искусственное мясо разрешено к продаже только в США и Сингапуре. Мы пока недостаточно понимаем последствия употребления альтернативного мяса. Нужно время, чтобы изучить этот вопрос, и уже только после этого можно думать над разрешением продаж.

Как скоро такое мясо появится в магазинах, сказать сложно. Технологические скачки имеют свойство происходить неожиданно, как показывает история. Но технологии развиваются, хотим мы этого или нет. У многих дома сейчас есть кофемашины, которые готовят кофе. Почему не может когда-нибудь появиться устройство, которое будет быстро синтезировать необходимые продукты?

- Как санкции повлияли на развитие сектора "умной" еды? Откуда берем ингредиенты, технологии, оборудование?

Михаил Юрин: Безусловно, санкции повлияли - они перекрыли доступ к технологическим решениям, производственному и аналитическому оборудованию, к ингредиентам. Но, во-первых, мы не с 2022 года начали погружаться в эти технологии. Во-вторых, последнее время мы видим явное смещение центра компетенций с запада на восток. И это понятно: из 8 млрд живущих на планете людей 3 млрд - это Индия и Китай. Есть еще африканские регионы. Вопрос обеспечения продуктами питания в этих странах стоит гораздо острее, чем в высокоразвитых странах, которые считаются лидерами в этих технологиях. Поэтому мы активно занимались сами развитием технологий и ингредиентной базы. Во-вторых, мы очень ценим и продолжаем развивать партнерские отношения с дружественными нам странами. Что касается витаминов, аминокислот, у нас уже есть существенные наработки. Есть даже компании, которые уже выходят на экспорт со своей продукцией.

Но, конечно, еще предстоит многое сделать. Мы не уделяли должного внимания вопросу развития биотехнологий. В советское время существовала сильная база. Но в 90-е годы она была разрушена. Сейчас в нашей стране это направление выделено в отдельный трек - в частности, разработана "дорожная карта" развития рынка FoodNet. В том числе предусматривается господдержка для этого направления. Около 30-40% тех работ, которые мы проводим по развитию новых технологий с участием субсидий государства, - это как раз биотех, в том числе развитие ингредиентной базы.

- Как вы относитесь к ГМО? Нужно ли разрешать выращивать у нас гмо-культуры, ведь это по сути тоже относится к "умной" еде?

Михаил Юрин: Уже долгое время генная модификация микроорганизмов рассматривается некоторыми странами, как один из способов повышения эффективности технологий. Сейчас наше законодательство разрешает это использовать только на лабораторном уровне, потому что важно отследить последствия этих модификаций. Работа в этом направлении проводится. Но сейчас, честно признаться, это не первоочередная задача для нашей экономики. Кроме того, те грандиозные результаты, которые демонстрирует наше сельское хозяйство, доказывают правильность выбранной политики государства в отношении АПК. Мы за последние несколько лет выросли с точки зрения производства традиционных продуктов питания. Из нетто-импортера мы превратились в нетто-экспортера. Мы полностью обеспечиваем себя многими социально-значимыми продуктами. В этом смысле мы достигли полного суверенитета. Но надо понимать, что этих результатов невозможно было бы достичь без технологических инноваций, которые произошли, например, в отрасли минеральных удобрений, средств защиты растений, сельхозтехники, технологий сбора и хранения урожая.

В России развиваются собственные технологи и ингредиентная база. По витаминам, аминокислотам уже есть существенные наработки
- FoodNet - это также "умное" сельское хозяйство. Разрыв связей с западными компаниями повлиял на развитие этого сектора?

Михаил Юрин: Все современные технологии у нас существуют свои. Например, в стране производятся комбайны, которые используют геопозиционирование. У нас есть инжекторы, которые подают питание для растений непосредственной в корневую систему. Созданы системы, которые на основе геоданных могут спрогнозировать, какое количество питательных веществ нужно внести. Это не фантастика - это уже давно реальность. Другое дело, что с точки зрения массового использования этих технологий нам есть к чему стремиться.

Важно, что сейчас грядет эпоха платформенных решений, когда все агротехнологии будут замкнуты в единую систему - что выращивать, как обслуживать, чем собирать, как хранить и транспортировать. Это и есть умное сельское хозяйство, когда на всех жизненных этапах продукта достигается максимальный эффект за счет применения самых современных технологий.

Источник: Российская газета
Просмотры: сегодня: 1, всего: 1282

Выставки и конференции по продуктам питания и аграрному рынку


Молочная
промышленность

Рыбная
промышленность

Сахарная
промышленность

Кондитерская
промышленность

Масложировая
промышленность

Кофе Чай Какао

Хлебопекарная
промышленность

Табачная
промышленность

Соки, воды и
безалкогольные напитки

Фрукты и овощи

Мясная
промышленность